» » » Толкование на символ веры. Глава IV. Учение о том, каким образом Сын Божий совершил наше Спасение

Толкование на символ веры. Глава IV. Учение о том, каким образом Сын Божий совершил наше Спасение

размещено в: О Боге, Основы | 0

1. Понятие «Спасения»

В Священном Писании о спасении говорится двояким образом. С одной стороны, о спасении говорится как о событии, уже совершившемся и от нас не зависящем:
«Вы спасены, и сие не от вас, Божий дар» (Еф. 2:8).
С другой, утверждается необходимость для человека трудиться для достижения спасения:
«Со страхом и трепетом совершайте свое спасение» (Флп. 2:12).
Таким образом, Священное Писание различает истину уже совершившегося спасения и истину необходимости совершения спасения каждым верующим, то есть личного усвоения открытого для нас во Христе спасения. Это значит, что спасение предполагает соработничество Бога и человека:
«Ибо мы соработники у Бога» (1Кор. 3:9).
Само понятие «спасение» имеет две стороны: объективную и субъективную. Объективная сторона — это все то, что сделано для нашего спасения Богом и является для нас даром, потому что сами мы не могли бы сделать этого при всем желании. Субъективная сторона — это те усилия, которые нам необходимо приложить для того, чтобы этим даром воспользоваться. В христианском богословии объективная сторона спасения называется Искуплением [1].
2. этимология слова «искупление»

Слово «искупление (apolytrosis)» буквально означает «выкуп», за который пленные или рабы получали свободу, преступники освобождались от наказания. В Ветхом Завете этим словом обозначался выкуп, который иудеи приносили за своих первенцев. Вследствие этого выкупа первенцы, которые должны были быть посвящаемы на служение Богу, освобождались от этого служения. Таким образом, «искупление» означает выкуп за освобождение тех, кто не могут обрести свободу собственными силами.
Вследствие грехопадения мы обязаны были нести наказание за наши грехи в виде смерти. Христос, будучи Сам безгрешен, умирая, освобождает нас от последствий грехопадения, в том числе и от смерти. Тем самым Его подвиг носит характер выкупа или платы за наше освобождение от власти греха и смерти[2]. Священное Писание говорит о подвиге Спасителя как о подвиге искупительном:
«Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мф. 20:28). «Христос искупил нас» (Гал. 3:13). Во Христе «мы имеем искупление Кровию Его» (Еф. 1:7).

3. Цель искупления и его необходимость

В деле Искупления можно различать два измерения: положительное и отрицательное. Положительное измерение Искупления совпадает с целью творения мира:
«Искупление… нельзя отделять от Божественного замысла в его целом. Бог хочет всегда одного, одного свершения — обожения людей и через них всей вселенной. Но после падения человека в исполнение Божественного замысла вносятся необходимые изменения, изменения не самой цели, а образа Божественного действия. Грех разрушил первоначальный план — прямое и непосредственное восхождение человека к Богу… Надо… возглавить потерпевшую катастрофу историю человека, чтобы начать ее заново'[3].
Отрицательное измерение Искупления состоит в последовательном устранении преград, которые с момента грехопадения отделяют человека от Бога: греха, проклятия и смерти [4].
Устранение этих преград силами самого человека было невозможно. Вся история Ветхого Завета свидетельствует о том, что естественная человеческая праведность и праведность от закона не могли доставить человеку спасения. Поэтому Искупление совершенно необходимо для нашего спасения.

4. Образ совершения Господом Иисусом Христом нашего Спасения
4.1. Что необходимо для спасения

Согласно «Пространному Катихизису», Господь совершил спасение наше
«учением Своим, жизнию Своею, смертию Своею и воскресением»[5].
Прежде всего было необходимо сообщить человечеству совершенное понятие о Боге и научить праведной жизни по воле Божией. Учение Иисуса Христа есть
«Евангелие Царствия Божия (Мк. 1:14), или иначе, учение о спасении и блаженстве, то самое, которое и теперь преподается в Православной Церкви»[6].
Учение Христово бывает для нас спасительным, когда мы:
«принимаем его всем сердцем и поступаем по оному. Ибо как ложное слово диавола, быв принято первыми человеками, сделалось в них семенем греха и смерти, так напротив истинное слово Христово, усердно приемлемое христианами, становится в них семенем святой и безмятежной жизни»[7].
По словам ап. Петра, христиане суть
«возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божия, живого и пребывающего в век» (1 Пт. 1, 23).
Господь Иисус Христос не только преподал Своим ученикам совершенное учение, но и явил пример Своей жизни, сделавшись для христиан идеалом духовно-нравственного совершенства на все времена.
Жизнь Иисуса Христа бывает для нас спасительной,
«когда мы ей подражаем. Ибо Он говорит: «Кто Мне служит, Мне да последует, и где Я, там и слуга Мой будет» (Ин. 12:26)»[ 8].
Однако для спасения недостаточно одного только учения Господа Иисуса Христа и примера Его личной жизни. Вид здорового человека и пример здорового образа жизни сами по себе не могут исцелить тяжело больного. Для спасения грешного человечества необходима особая Божественная помощь, состоящая в обновляющем воздействии на человеческое естество, его возрождение (1 Пт. 1, 3; Тим. 3, 5).
4.2. Юридическая теория Искупления, ее отражение в «Пространном Православном Катихизисе»

Изложение учения об Искуплении представляет собой наименее удачную часть «Пространного Катихизиса». Именно в этой части, по требованию обер-прокурора Святейшего Синода графа Н. А. Протасова вопреки желанию свт. Филарета, в текст «Катихизиса» были внесены формулировки, характерные для так называемой юридической теории Искупления, созданной латинским богословием.
Тенденции к выражению тайны Искупления в юридических категориях, проявившиеся в западном богословии уже во II — III вв., были обобщены известным схоластом Ансельмом Кентерберийским (1033 — 1109), создавшим стройную богословскую теорию.
Суть юридической теории сводится к следующему. Грех прародителей есть преступление справедливого порядка, установленного Богом, и потому представляет собой оскорбление Божественного величия. Масштабы виновности человека определяются в соответствии с рангом оскорбленной стороны, то есть Бога. Бесконечное величие и справедливость Бога требуют и бесконечного искупления совершенного против Него преступления. Однако конечность человеческого существа не позволяет ему выполнить условия бесконечного искупления, даже если все человечество в целом будет принесено в жертву ради удовлетворения Божественной справедливости. Поэтому Сам Бог в Лице Своего Сына берется принести безмерный выкуп, дабы справедливость Божия была удовлетворена. Христос был осужден на крестную смерть вместо грешного человечества, чтобы человек был прощен Богом и вновь получил доступ к благодати.
Вожди реформации М. Лютер и Ж. Кальвин говорили уже не только об удовлетворении Божественной справедливости, но и о гневе Божием, который смогла утолить лишь смерть Христа на кресте [9].
В русской богословской науке эта теория, впрочем в значительно смягченном варианте, получила широкое распространение в XIX столетии благодаря авторитету митрополита Макария (Булгакова).
Критики юридической теории указывали на ее неприемлемость для православного богословия, поскольку эта теория:
1) произвольно экстраполирует правовые отношения, существующие в человеческом обществе, на отношения между Богом и человеком, тогда как Бог не является членом человеческого общества и на него не распространяется действие законов человеческого общежития;
2) строится на понятиях («заслуга», «оскорбление величия», «уплата долга», «удовлетворение»), не имеющих основания в Священном Писании и редко встречающихся у свв. отцов;
3) редуцирует искупление к единственному событию земной жизни Господа Иисуса Христа — к смерти на Кресте, лишая тем самым все прочие события жизни Спасителя сотериологической значимости;
4) создает представление о Боге, несовместимое с данными Откровения, ибо по нравственным основаниям невозможно принять, что смерть Единородного Сына могла доставить удовлетворение правосудию Отца;
5) основывается на противопоставлении свойств Божественной природы — милости и любви, с одной стороны, правды и справедливости — с другой, а также и действий этих свойств, что в Боге, как Существе абсолютно простом, представляется совершенно невозможным;
6) противопоставляет свойства Божеского естества (правду и справедливость) самому Богу, превращая их в некую превосходящую Бога и довлеющую Ему реальность, что несовместимо с представлением о Боге как о Существе абсолютно свободном.
7) рассматривает спасение как событие совершенно внешнее по отношению к человеку, драма Искупления оказывается ограниченной отношениями между Отцом и Сыном, человек же со своей свободой никак в нем не участвует.
В «Пространном Катихизисе» влияние юридической теории проявляется в стремлении выразить сущность Искупления в юридических категориях:
«Его вольное страдание и крестная смерть за нас, будучи бесконечной цены и достоинства, как смерть безгрешного и Богочеловека, есть и со вершенное удовлетворение правосудию Божию, осудившему нас за грех на смерть, и без мерная заслуга, приобретшая Ему право, без оскорбления правосудия, подавать нам грешным прощение, грехов и благодать для победы над грехом и смертию»[10].

4.3. Православное учение об образе совершения Иисусом Христом нашего спасения

Для святоотеческого богословия свойственно говорить о грехе и спасении не в юридических терминах, а в категориях природы. Грех в православном понимании — это не преступление или оскорбление в юридическом смысле, а прежде всего болезнь человеческой природы, ее повреждение. Поэтому спасение здесь мыслится как освобождение от болезни, исцеление и преображение человека.
Православное богословие не считает возможным свести Искупление к некоему мгновенному акту. Вся земная жизнь Спасителя, от момента Воплощения до Вознесения, имеет искупительное значение. Каждое событие земной жизни Господа является исполнением предыдущего и без него невозможно.
Сщмч. Ириней Лионский сформулировал фундаментальный сотериологический принцип православного богословия, согласно которому Бог
«сделался Тем, что и мы, дабы нас сделать тем, что есть Он» «.
Цель пришествия Христа в мир — соединить человека с Богом таким образом, чтобы каждый из нас мог стать «причастником Божеского естества» (2 Пт. 1, 4). Только в соотношении с этой конечной целью может быть правильно понято учение об Искуплении.
Спасение человечества во Христе не могло совершиться автоматически, с насилием над человеческой природой, с устранением человеческой свободы. Спасение предполагает изменение образа бытия человеческой природы, но такое изменение не может быть навязано человеку извне, не может осуществиться помимо его собственного свободного выбора, ибо праведность, не обусловленная сознательным и свободным выбором, не имеет пред Богом никакой нравственной ценности.
Грехопадение по факту состояло в преслушании: Адам нарушил Божественную заповедь, и это привело к рассогласованию воли человеческой с волей Божией. Искупление означает обратное движение, возвращение в то состояние, из которого выпал Адам, что возможно только на пути абсолютного послушания Богу. Путь послушания, который должен был пройти Господь по Своему человечеству, предполагал принятие всех последствий нашей падшести вплоть до смерти. По человечеству Он претерпевает все искушения, которые только может претерпеть человек и которые влекут человека ко греху, но все эти искушения Господь преодолевает, побеждая их не только силою Своего Божества, но и при участии Своей человеческой воли, свободно подчиняющейся воле Божественной. Явив абсолютное послушание Отцу, Христос приводит Свою человеческую волю в совершенное единение с волей Божией, преображает Свою человеческую жизнь в сопричастность Божественной любви и свободное подчинение Божественной воле. По словам св. Иоанна Дамаскина, Христос
«становится послушным Духу, врачует наше непослушание принятием того, что подобно нам и от нас, и делается для нас примером послушания» [12].
[/»Воздержанием, долготерпением и любовью Христос отразил и преодолел все искушения, и явил в Своей жизни всяческую добродетель и премудрость… Это нетление воли закрепляется позже нетлением естества, то есть воскресением»[13], —
/]пишет прот. Г. Флоровский.

Примечания.

1. Помазанский М, протопр., изд. цит., се. 126, 128.
2. См.: Христианство (Энциклопедический словарь), изд. цит., т. III, ее. 374-375.
3. Лосский В. Н. Очерк…, с. 280.
4. Пространный Христианский Катихизис…, с. 39.
5. Там же.
6. Там же.
7. Там же.
8. Там же.
9. О юридической теории Искупления см. Яннарас X., изд. цит., ее. 166-167; Воронов Л., прот., изд. цит., ее. 58-70; Лосский В. Н. Искупление и обожение // По образу и подобию. М., 1995, ее. 95-105.
10. Сс. 41-42.
11. Против ересей, кн. 5, пред., изд. цит., с. 446.
12. Точное изложение…, кн. 3, гл. I, с. 74.
13. Флоровский Г. Восточные отцы V-VIII веков…, с. 212.