» » » Дело об отведении свящ. Остроглазова 1854-55 год. Примечательное

Дело об отведении свящ. Остроглазова 1854-55 год. Примечательное

Дело об отведении Остроглазова, примечательное.

В 1854-1855 годах Московская духовная консистория рассматривала Дело об отведении от места Василия Остроглазова 1854-55. Этот документ хранится в государственном архиве под кодом: ЦИАМ ф.203 оп.574 д.101 лл. 0-82. В Архиве нашей церкви есть копия этого документа, рукопись была расшифрована и опубликована на сайте храма.
В ходе этого дела была рассмотрена жалоба помещицы имения Знаменское-Холм на священника Василия Остроглазова. Все обвинения со стороны барыни в ходе дела не получили должного подтверждения, при этом священник был незаконно запрещен в священнослужении и изгнан из Знаменской церкви митрополитом Филаретом (Дроздовым).
Это обширное, на 82 листах, дело содержит немало интересных сведений, касающихся истории нашей церкви, которые и изложим.

Семейство Бове
В деле содержатся сведения о семье Холмовских помещиков Бове. В 1854- 55 годах вместе с Авдотьей Бове в имении проживают её сын Штабс-Ротмистр Александр Осипович Бове, а также его супруга Софья Алексеевна Бове. Из дела видны и сведения о Софье Бове, что она дочь купца Первой гильдии Алексея Михайловича Титова и что день её рождения 19 августа, год неизвестен. (лл. 1об,28 об)

Викториальные молебны
В Российской Империи существовал ряд праздников, посвящённых военным победам при Нотебурге, при Гангуте и другие. Викториальный день 19 августа праздновался по случаю победы Российских войск над Прусскими при Гросс-Егерсдорфе в 1757 году. В этот день, первое время после установления, в церквях, в том числе и в нашей, служился благодарственный молебен. По прошествии столетия, с учётом последующих войн, актуальность этих празднеств стала угасать. В своей кляузе от 1854 года пожилая помещица А. Бове жалуется на священника, что тот не служил молебна 19 августа, на что отец Василий отвечает, что молебен служился, «как отправляется и всегда» в последующее за Викториальным днём воскресенье. (л. 9) Менее чем через десять лет в 1862 году все Викториальные дни, за исключением посвящённого Полтавской битве, за давностью лет были упразднены.

Руга
Знаменская церковь имела в собственности сельско-хозяйственные земли, которые сдавались в аренду помещикам. Средства, полученные от аренды земельного участка, которые назывались руга, шли на содержание духовенства церкви. Размер аренды сперва составлял 700 рублей в год, при помещице Бове он сократился до 600 рублей. В деле о руге 1825 года священник нашей церкви Петр Волхонский указывает, что помещица несвоевременно выплачивает арендную плату за землю. (ЦИАМ ф203, о210, д381, лл1-25об) В настоящем деле также отражён факт, что Авдотья Бове задерживала выплату арендной платы. На это указал священник Василий, а помещица подтвердила, что действительно не в срок выплачивала арендную плату за пользование церковной землёй «по неудобству вскоре собрать с крестьян». (лл.9-10, 69 об)

Плащаница
Священник Василий говорит, что отец Софьи Бове, почетный гражданин первой гильдии купец Алексей Михайлович Титов «пожертвовал в /Знаменскую/ церковь … как я слышал, плащаницу в 45 рублей серебром». Через шестьдесят лет в 1915 году в описи движимого имущества Знаменской церкви под номером 32 числится плащаница, одна штука, стоимостью в 10 рублей. (л. 28об; РГИА ф799 оп33 д934 л. 102-103об) Это соотношение цен вызывает целый ряд вопросов, в первую очередь к оценке стоимости предметов церковного убранства при составлении описи имущества.

Дело о разделе усадебной земли
В 1853 году в Московской духовной консистории было открыто дело о разделе усадебной земли при Знаменской церкви между причтом. Ко времени Дела об отведении оно ещё не было завершено. Священник Василий, в ходе дела уже запрещённый и изгнанный от места, в своём прошении на имя митрополита указывает, «что если я, Остроглазов, не был отведен от настоящего места, то он, дьячек, должен бы подвергнуться суду за то, что он вопреки резолюции Вашего Высокопреосвященства выстоился, что видно из прошения о разделе усадебной земли, поданном мной, Остроглазовым, 1853 года 3 июля». Примечательно, что свидетелем, на основании показаний которого был незаконно запрещён и удалён от места отец Василий, был именно этот самый дьячек Александр Соколов. (л. 33; ЦИАМ ф. 203, о. 639, д. 75, л. 26-33)

Десять сребренников Александра Бове
В деле отражён примечательный эпизод, связанный с участием сына помещицы Александра Бове в ремонтных работах, проводимых в храме в 1853-54 годах. Священник Василий рассказал, что по его просьбе А. Бове внёс пожертвование на ремонтные работы в размере десяти рублей серебром. Это пожертвование молодой барин сделал при подрядчике, а также написал соответствующую записку, которая и хранилась у батюшки. Позже, Бове сказал, что не в состоянии жертвовать эти средства и объявил, что дал эти средства церкви взаймы. В итоге, в бухгалтерских церковных книгах эта сумма, десять рублей серебром, была отражена как данная взаймы и позже несколькими частями была возвращена помещику. (л. 29 – 29об)

Госпожа Муханова
Гвардии Поручица Екатерина Дмитриевна Муханова была помещицей имения в сельце Сысоево. В XIX веке сельцо Сысоево входило в приход Знаменской церкви села Холмы, в нём было 10-12 дворов и проживало около 80 крестьян. Оказавшись незаконно запрещённым в священнодействии по жалобе помещицы Бове ещё в ходе разбирательства по делу, отец Василий неоднократно ссылается на помещицу Муханову, которая в летнее время, проживая в поместье, посещает Знаменскую церковь, обращает внимание священник, — несмотря на близость Ново-Иерусалимского монастыря. «Ей известно отправление службы мною … и мое поведение». В деле содержатся данные, что Екатерина Муханова была жертвовательницей нашей церкви, в частности упоминается её пожертвование в размере тридцати рублей серебром. (лл. 9, 29об, 75)

Священник Василий и его семья
В деле упоминаются родственники отца Василия по жене Серафиме Стефановой Остроглазовой (урожд. Хитровой) 1825 г.р. — его теща и трое её детей: Лариса Стефанова Хитрова 1837 г.р., Анна Стефанова Хитрова 1839 г.р. и священник Николай Стефанов Хитров (вероятнее всего этот священник был предшественником отца Василия по служению в Знаменской церкви). Тёща священника Василия с дочерьми жила у сына, который, будучи под запретом, был на причетнической должности в Покровской церкви села Куликово Дмитровского уезда. В июле 1855 года, когда священник Николай Хитров был удалён из Покровской церкви, тёща с дочерьми оказалась на попечении отца Василия Остроглазова.
В июне того же 1855 года умер дьячек Скорбященской церкви села Федоровского Волоколамского уезда Сергий Феодоров. В связи с этим супруга дьячка Евдокия Константинова урожд. Остроглазова, сестра священника Василия, оказалась на его попечении. Вместе с ней на его содержании оказался и его родной отец — дьячек Константин Остроглазов, который с 1850 года был за штатом в связи со слепотой.
Таким образом получилось, что после того, как священник Василий был удалён из Знаменской церкви и был назначен на должность пономаря в Преображенскую церковь села Нестерово Рузского уезда, на его попечении оказалось, кроме жены Серафимы и дочери Екатерины 1843 г.р., ещё пять человек. (л.38об)

Смена церковного старосты
В деле отражена смена церковного старосты. По 1853 год старостой в церкви был крестьянин деревни Адуево Архип Петров. С 1854 года старостой стал Александр Осипович Бове. (лл. 71об, 74)
Примечательно, что в 1845 году смена старосты крестьянина Родиона Григорьева на «дворового человека» помещицы Иевлия Крюкова также сопровождалась жалобой на священника Василия Успенского. Жалоба не подтвердилась.

Авторство Осипа Бове
Поскольку в ряде исследований творчества Московского архитектора Осипа Ивановича Бове реконструкция Знаменской церкви села Холмы отсутствует в списке его работ, то важно обратить внимание, что данное дело является ещё одним источником, подтверждающим его авторство. (л.74-74об)

Ремонт храма 1853-1854 гг.
Из Дела об отведении видно, что в Знаменской церкви в 1853-1854 годах проходили ремонтные работы. В своей кляузе Авдотья Бове так описывает состояние церкви: «здешняя старинная церковь издавна снаружи обветшавшая» (л. 1об)
На ремонт церкви по словам священника Василия требовалось 330 рублей серебром (л. 9об)
В 1853 году по заказу церкви были проведены работы по изготовлению строительных материалов, необходимых для проведения ремонта. Подрядчиком по изготовлению материалов был крестьянин Иосиф Абрамов (л. 29).
В 1854 году были проведены ремонтные работы. Были покрашены внешние стены церкви и установлены водосточные трубы. Также в деле указывается, что были проведены работы по ремонту фундамента церкви (л. 79об). Вероятнее всего, ремонт фундамента потребовался для исправления последствий инженерной ошибки архитектора Осипа Бове, которую он допустил при строительстве Никольского придела храма и колокольни.

Село Еремеево
В середине XIX приход села Еремеево из-за аварийного состояния храма и отсутствия священника входил в приход Знаменской церкви села Холмы. В деле упоминается сдача дел Еремеевского прихода священником Василием Остроглазовым священнику Феодору Виноградову. Таким образом 2 августа 1844 года Еремеевский приход перестал входить в состав Холмовской церкви.

©протоиерей Георгий Савочкин, 2020

Обзор дела об отведении священника Василия Остроглазова