» » » Кляуза Бове 1845 года обзор

Кляуза Бове 1845 года обзор

размещено в: Архивы, История | 0

Кляуза Бове 1845 года обзор

 

В 2017 году Истринский краевед С.П.Носиков обнаружил в Центральном историческом архиве Москвы документ под названием «Дело по жалобе госпожи Бове на несправедливое показание священника села Знаменского Холмы тож о ветхостях Знаменской церкви того села» (ЦИАМ ф.203,оп.561, д.33, лл.0-59).

Исследовательскую группу, изучающую историю нашей церкви, этот документ заинтересовал возможностью подробного рассмотрения технического состояния храма и истории его строительства и ремонта. Эти исторические сведения имеют важное значение при проведении реставрационных работ сейчас. Кроме этого были интересны обстоятельства жизни приходской церкви в XIX веке.

По просьбе настоятеля нашей церкви это дело было полностью скопировано. Затем этот многостраничный, на 81 страницах, документ был расшифрован прихожанкой нашей церкви В. Подольской и в 2018 году полностью опубликован на сайте церкви.

Авдотья Семёновна Бове (1786-1871), урождённая Гурьева, сыграла важную роль в истории села Холмы и Знаменской церкви. Она была владелицей имения в селе Холмы и являлась основательницей двух близлежащих деревень Ново-Сергиевская и Ново-Никольская (оба населённых пункта не сохранились до наших дней). Авдотья Бове была благодетельницей Знаменской церкви села Холмы. Так, на средства её семьи прошла крупная реконструкция храма – были пристроены два придела: в честь Сергия Радонежского и Николая Чудотворца. Работами руководил её муж Осип Иванович Бове, выдающийся Московский архитектор.

При этом Авдотья Семёновна обладала сложным характером. Она многократно писала жалобы на священников нашей церкви. Известны её жалобы: на священника Петра Волхонского в 1827 году (жалоба не подтвердилась), на священника Василия Успенского в 1845 году (жалоба не подтвердилась), на священника Василия Остроглазова в 1855 году (нет сведений).

При реконструкции храма, которая проходила с 1825 по 1842 год, архитектор Осип Бове допустил ряд инженерных ошибок, что подтверждается современными исследованиями (обследование технического состояния храма МГСУ, 2004г.) В результате этого, уже через два года после окончания реконструкции в новопостроенных алтарях святителя Николая и преподобного Сергия образовались трещины и течи в кровле. По решению настоятеля храма священника Василия Тихонова Успенского оба придела были закрыты для богослужения. Решение это было согласовано с епархиальным начальством.

Через пять месяцев после закрытия приделов 8 января 1845 года Авдотья Бове, вдова архитектора, обращается с прошением к святителю Филарету митрополиту Московскому. В своём письме помещица просит вернуть святые антиминсы в указанные приделы и разрешить совершать в них Божественную Литургию (Л.1-1об).

В этом же прошении Авдотья Бове обвиняет священника Василия Успенского в «несправедливом показании» о состоянии храмовых приделов, что послужило, по её мнению, причиной их закрытия, а также в том, что он «не будучи усерден к своим обязанностям не исполняет их как надлежит» (Л.2).

Святителем Филаретом Московским прошение помещицы было рассмотрено и направлено на разбирательство в Московскую духовную консисторию (Л.17). Затем, после первого рассмотрения жалобы Бове консисторией, святитель, ознакомившись с ним и с показаниями священника Василия, отправляет это дело на дальнейшее рассмотрение (Л.19).

Московская духовная консистория делегирует рассмотрение дела Звенигородскому духовному правлению (Л.43об). Летом 1845 года в Знаменскую церковь села Холмы Звенигородского уезда из духовного правления прибыла комиссия, состоящая из священников. Рассмотрев на месте самым подробным образом все обстоятельства дела, Звенигородское правление отсылает результаты своего расследования в Московскую консисторию. В июне 1846 года в Москве снова рассматривается дело по жалобе Бове (Л.41). Свои выводы Московское духовное правление представило для окончательного решения святителю Филарету митрополиту Московскому (Л.57об). Хотя в материалах дела нет окончательной резолюции святителя, можно полагать, что решение митрополита вполне согласно с выводами консистории.

Что касается технического состояния Знаменского храма, то в ходе разбора «Дела по жалобе госпожи Бове» состояние Сергиева и Никольского приделов комиссией было признано непригодным для богослужения. Прошение помещицы о возвращении святых антиминсов в приделы и возобновлении богослужений было отклонено, а обвинения в адрес священника в «несправедливом показании о ветхостях церкви» признаны необоснованными (Л.57). В сентябре 1845 года А.С. Бове запрашивает разрешение на проведение ремонтных работ в новопостроенных алтарях (Л.55). Когда были завершены эти работы и когда в приделах вновь было разрешено совершать богослужения не известно.

Что касается обвинений в адрес священника, что он не исполняет своих обязанностей «как надлежит», то они сводились к тому, что отец Василий весьма редко совершает Божественную Литургию, от чего прихожане «обратились в чужие приходы от чего и Церковь лишается своих доходов». Данное обвинение также не подтвердилось, однако за пропуск двух служб отцу Василию было назначено положить в храме перед Божественной Литургией двадцать земных поклонов (Л.57).

В завершении обзора «Дела по жалобе госпожи Бове» следует указать на нарушение канонических норм при расследовании этого дела. При том, что комиссией было под присягою опрошено около тридцати свидетелей, сама жалобщица Авдотья Бове под присягою не опрашивалась. Обвинения помещицей священника в том, что он «несправедливо показал о ветхостях церкви» и в том, что он «весьма редко совершает Божественную Литургию» не подтвердились, при этом Авдотья Бове не понесла канонического наказания, что предусмотрено канонами Церкви.

© Протоиерей Георгий Савочкин, 2018

 

Архивные документы этого дела полностью опубликованы на сайте нашей церкви. В связи с большим объёмом материала дело публиковалось частями:

Кляуза Бове 1845. Часть 1

Кляуза Бове 1845. Часть 2

Кляуза Бове 1845. Часть 3

Кляуза Бове 1845. Часть 4

Кляуза Бове 1845. Часть 5