» » » Газета Северный Край. О свщмч.Константине

Газета Северный Край. О свщмч.Константине

severnyy-krayТатьяна Егорова. Из жизни архитектора Некрасова.

Ярославская областная ежедневная газета Северный Край, 17 февраля 2010

Ярославская областная ежедневная газета Северный Край, четверг, 18 февраля 2010

 

Данная публикация приводится в сокращении.

 

 

Этот дом (ул. Свободы, 52) – один из самых заметных в Ярославле. Он в числе тех, которые обрамляют площадь Труда. С него начинается целый ансамбль внушительных «сталинских» домов, протянувшихся по направлению к Ярославлю­Главному. Говорят, это первый в городе жилой дом с лифтом – он расположен в угловой шестиэтажной «башне».

Дом построен в 1953 году по проекту архитектора Константина Константиновича Некрасова (на верхнем снимке) и стал отнюдь не единственным его творением. Уже упомянутые дома по чётной стороне улицы Свободы вплоть до проспекта Толбухина – все его. Большинство домов на другой стороне до самого полиграфкомбината – тоже.
И ЭТО ВСЁ О НЁМ
Константин Некрасов – автор проекта благоустройства Бутусовского посёлка, один из авторов проекта Волжской набережной в том виде, в каком она дошла до наших дней. Дома по улицам Победы, Чайковского, спроектированные с прицелом на комплексную застройку города и стремлением выдержать единый архитектурный стиль, – это тоже всё Некрасов.
Но много ли мы знаем о нём самом? 22 февраля исполняется сто лет со дня рождения Константина Константиновича (1910 – 1983), пройти мимо такой даты было нельзя, и тут оказалось, что не знаем почти ничего.
Практически всю жизнь Некрасов проработал в институте «Ярославгражданпроект». С момента его кончины там сменилось несколько поколений, и тем, кто его застал, он запомнился как архитектор­ планировщик, в основном наших малых городов. Ростов, Борисоглеб, Данилов – в последние годы Некрасов действительно занимался преимущественно ими. А большинства тех, с кем он работал на благо Ярославля, уже давно нет в живых, и тот факт, что современный облик Ярославля сложился во многом благодаря Некрасову, до последнего времени был забыт.
Первым шагом к восстановлению справедливости стала объёмистая книга Натальи Сапрыкиной
«Советская архитектура Ярославля» (Ярославль, 2006 г.). Глубокое исследование подняло из забвения имена таких ярославских архитекторов, работавших в то же время, как С. В. Капачинский, А. В. Фёдоров, Е. В. Тильш, П. И. Курицын. Немало страниц отведено творчеству К. К. Некрасова. На основе архивных данных установлено, кто именно является автором самых заметных ярославских зданий, анализируются особенности и закономерности застройки города, приводятся эскизы и планы. А что за человек был Некрасов, предстояло установить уже мне.

 

МАТЬ

Наталья Сапрыкина нашла в архиве личный листок по учёту кадров, заполненный Некрасовым собственноручно, где дети были перечислены поимённо:

Константин (род. 1939), Алексей (род. 1942), Наталья (род. 1944), близнецы Владимир и Александр (род. 1947).

Дальше начался уже мой поиск. Забегая вперёд, скажу, что удалось связаться со всеми, кроме старшего, он несколько последних лет тяжело болен. История семьи, рассказанная детьми Некрасова, оказалась совсем не простой и полной таких коллизий, какие придумать может только сама жизнь.

Константин Константинович Некрасов родился в подмосковном Можайске. Оттуда же его отец и мать. Мать, Александра Петровна (на нижнем снимке), учительница, была, видимо, «не из простых», хотя с учётом особенностей того времени её происхождение в доме никогда не уточнялось. Впрочем, причёска, камея на белоснежной блузке говорили сами за себя, но и они никогда не обсуждались и воспринимались как должное.

Годам к пятидесяти Александра Петровна осталась без мужа и с тех пор жила в семье его брата, в Москве. Часто приезжала в Ярославль к сыну. Красивая, пышная, настоящая барыня, она появлялась с гостинцами для всех пятерых внуков и поселялась среди родных, окружённая всеобщей любовью и вниманием. Потеснив мальчишек, для неё освобождали отдельную комнату. Если дело происходило на Новый год, в дополнение к общей громадной ёлке ставили для неё отдельную маленькую ёлочку.

До глубокой старости Александра Петровна оставалась франтихой. У неё болели ноги. Как­то зимой вместо прогулки, закутав потеплее, её решили усадить подышать свежим воздухом на балкон. При этом шапка, которую на неё натянули, вызвала настоящий взрыв негодования: «И вы думаете, что я могу показаться в таком виде!».

В другой раз она вдруг призналась невестке: «Знаешь, Шурочка, я ведь в молодости на диво была хороша. Надену шляпочку, перчатки…»

Во время одного из приездов в Ярославль Александра Петровна заболела и, так ничего и не узнав о судьбе мужа, умерла в окружении родных и близких. Может быть, и лучше, что не узнала.

ОТЕЦ

Константин Никитович (Никитич) Некрасов (на снимке слева) был священником, служил в Можайске в Никольском соборе и благополучно дожил в этом качестве до революции. В 1923 году в возрасте 51 года был арестован и выслан на два года в город Берёзов. В 1930 году, когда он после возвращения служил в подмосковной церкви села Алексина, арестован и выслан снова – на сей раз в Казахстан на три года. В третий раз арестован 5 декабря 1937 года. 9 декабря «тройкой» при УНКВД по Московской области ему была назначена высшая мера наказания. 15 декабря приговор приведён в исполнение.

Основание во всех трёх случаях одинаковое. Как говорится в официальном ответе на запрос семьи, полученном в 1992 году, он был судим «по необоснованным обвинениям в проведении антисоветской агитации». О том, в чём конкретно она состояла, можно судить по одной детали, сохранившейся в последнем «деле». В отрывном календаре на листке 21 декабря (день рождения Сталина) отец Константин написал цифру 8. То ли потому, что она оказалась на лице вождя, то ли потому, что цифра отсылала к старому стилю, запрещённому властью, последовала жестокая кара.

В 1992 году отец Константин реабилитирован по всем трём судимостям. Позже причислен к лику святых. Память священномученика Константина (Некрасова) отмечается в Можайске в день его кончины и в день соборной памяти всех новомучеников и исповедников российских – написано на обороте иконы, которую привезли оттуда в Ярославль его внуки.

Каждый год кто­то из них, а то и все вместе посещают Бутовский полигон, где он был расстрелян, и заказывают панихиду в тамошней церкви.

Константин Константинович до реабилитации отца не дожил и, похоже, как и мать, так ничего и не узнал о его судьбе…